Кандидаты уходят в сеть

17

Ассоциация интернет-технологов опросила своих членов об особенностях работы на нынешних выборах в Госдуму. В первую очередь она строится на распространении в популярных пабликах выгодного для кандидатов контента, а самыми популярными площадками для этого стали Instagram и во «ВКонтакте». Из популярных в этом году нововведений эксперты отметили чат-боты и онлайн-опросы: первые помогают формировать базу сторонников для распространения новостей, вторые же дешевле офлайновых, но «тренды ловят» не хуже, считают технологи.

Ассоциация интернет-технологов провела опрос 37 своих членов, выяснив, какие инструменты они в основном использовали в ходе завершающейся думской кампании. По словам президента ассоциации Андрея Цепелева, интернет «в той или иной мере» использовался во всех 225 одномандатных округах. Ранее источник “Ъ”, близкий к предвыборному штабу «Единой России» (ЕР), говорил, что у всех кандидатов ЕР в округах есть интернет-штабы, за работой которых следит федеральный штаб.

Сейчас интернет-технологи преимущественно работают именно в соцсетях, а не через сайты, говорит господин Цепелев: «Практически во всех кампаниях используются четыре основных инструмента: это «посев» контента в популярных местных пабликах, ведение личных страниц кандидатов в соцсетях, таргетированная реклама в соцсетях и работа в комментариях через агентов влияния». Все эти методы набрали в опросе от 90% до 100% голосов как наиболее популярные. Чуть реже, но тоже достаточно часто используются интеграция с блогерами и лидерами мнений, базы интернет-сторонников и персональные рассылки по ним, массовые онлайн-опросы и чат-боты.

Использование последних стало популярным только в эту кампанию, отмечает замгендиректора АНО «Диалог. Регионы» Кирилл Истомин. Чат-бот создается в мессенджере от лица представителей власти или кандидата, его подписчики могут направить обращение и получить ответ или помощь, а затем становятся адресатами выгодных для технологов новостей. «Например, люди могут узнать, когда у них в доме будет проводиться капитальный ремонт»,— поясняет господин Истомин.

Перспективным инструментом технологи считают и коррекцию поисковой выдачи по кандидату: в этой кампании ее использовали 41% опрошенных. Господин Истомин поясняет, что часто избиратель узнает имя своего кандидата либо уже на участке, либо забив его имя в поисковике: «Поисковая оптимизация выгодных кандидату упоминаний — неочевидная, но, надеюсь, обязательная часть работы избирательного штаба в будущих циклах».

В качестве самых популярных площадок для работы интернет-технологи назвали Instagram и «ВКонтакте»: их используют 97% опрошенных. Далее идут «Одноклассники» (85%), YouTube (38%), Facebook (26%) и TikTok (24%). Twitter в качестве часто используемой площадки никто из экспертов не назвал. Эксперт ассоциации, глава департамента интернет-коммуникаций центрального исполкома ЕР Александр Назаров считает, что Instagram менее подвержен «ботоводству»: «Это наиболее популярная соцсеть у нижней части электорально активной группы, основная аудитория начинается с 35+ с пиковыми значениями в возрастной группе 40–45».

Технологи отмечают, что интернет-агитация пока менее зарегулирована на законодательном уровне, а правоприменители смотрят на нарушения сквозь пальцы. «Личные страницы кандидатов в соцсетях до сих пор остаются их личным делом, за которым особо не следят конкуренты, а избиркомы даже при наличии жалоб стараются не замечать нарушений»,— поясняет соучредитель ассоциации Татьяна Лушникова. По ее словам, в интернете все еще имеет место «относительная анонимность», которая позволяет технологам «вкидывать свою повестку», избегая пристального внимания со стороны правоприменителей.

Впрочем, у работы интернет-технологов есть свои нюансы: популярность в сети вовсе не всегда конвертируется в результат на выборах. Так, по словам соучредителя ассоциации Тихона Макарова, «новая искренность» может дать больше лайков, но не является ключевым фактором для рейтинга: «Даже если кандидат перевел через дорогу каждую бабушку в округе, но при этом не предложил ничего конструктивного, то доверие может вырасти, а электоральный рейтинг — нет».

Поэтому в ассоциации считают перспективным развитие онлайн-социологии, тем более что интернет-опросы дешевле обычных. По оценке Андрея Цепелева, за два дня и 30–50 тыс. руб. в интернете можно опросить 600–800 человек: «Интернет-аудитория на 10–12 пунктов критичней, но здесь важны сами тренды. А их интернет-социология видит достаточно точно». Но в целом интернет-кампанию нельзя назвать дешевым делом. 27% опрошенных заявили, что она стоит более 2 млн руб. в месяц, 18% считают, что можно уложиться в 1,5–2 млн, еще 18% — в 1–1,5 млн. 41% экспертов сообщили, что услуги интернет-технолога обходятся ежемесячно в 200–330 тыс. руб., а 28% — в 100–200 тыс. руб.

О реальных результатах работы партийцев в интернете отчасти можно судить по проведенному «Медиалогией» по заказу ассоциации исследованию упоминаемости партий в соцсетях. Так, с 1 по 14 сентября ЕР там упоминали 2,2 млн раз, КПРФ — 828 тыс., ЛДПР — 409 тыс., «Справедливую Россию — За правду» — 121 тыс. Хотя эти данные нельзя считать интегральным показателем качества работы партийцев в интернете, заметность партий они отображают, полагает Андрей Цепелев. По его словам, ЕР ведет кампанию «тотально», используя все возможные инструменты, а другие партии — фрагментарно.

Парламентская оппозиция свои интернет-успехи оценивает выше. Первый зампред ЦК КПРФ Юрий Афонин полагает, что КПРФ и ЕР долго шли в соцсетях вровень, но в последние три недели партия власти, судя по всему, бросила на кампанию значительные организационные и финансовые ресурсы: «Но зато, если смотреть на окрас сообщений, ЕР сталкивается с большим негативом, а упоминания КПРФ в основном носят позитивный характер». Член высшего совета ЛДПР Сергей Каргинов уверяет, что в эту кампанию, в том числе из-за пандемии, ЛДПР уделяла работе в интернете больше внимания, чем когда-либо: «Возможно, у нас и были недочеты, но ЕР и КПРФ вкладывали в это направление намного больше средств. По нашим данным, за последнюю неделю мы сравнялись с коммунистами по интенсивности работы в интернете». На вопрос финансирования обращает внимание и глава центрального аппарата СРЗП Дмитрий Гусев: «Конечно, у нас нет столько денег, как у ЕР, но мы не хуже коммунистов». Но эсеры, по его словам, тоже перенаправили средства на работу в интернете, учитывая ограничения на уличную агитацию и пандемию, из-за которой избиратели партии «поселились в интернете».

Андрей Винокуров, Мария Макутина

Источник: kommersant.ru