Коротышкин: пусть нашим цветом на Олимпиаде станет золотой

30

© РИА Новости / Рамиль СитдиковПерейти в фотобанкВероника ГибадиеваР-СпортВсе материалы

Призер Олимпийских игр Евгений Коротышкин в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Веронике Гибадиевой рассказал о новом поколении российских пловцов, работе со Светланой Чимровой и мыслях о золоте Игр в Токио.

— Евгений, эту Олимпиаду пришлось ждать на год дольше. Что в такой ситуации тяжелее для спортсмена: вытащить из себя последнее физически или все же «выжить» психологически?

— Понятно, что перед каждым следующим сезоном ты выставляешь себе новую цель показать результат быстрее предыдущего на ключевых стартах. В этом плане ничего не изменилось. А вот психологический фон от переноса Игр это, конечно, непросто.

— Особенно для тех, у кого, скажем, четвертая Олимпиада.

— Да, Юля Ефимова готовилась, возможно, к своей последней Олимпиаде на высоком уровне. И это должна была быть Олимпиада в 2020 году. Думаю, ей было сложнее подготовиться к этим Олимпийским играм, чем другим спортсменам. Потому что сборная команда имела возможность тренироваться на базе. Юля живет в США. У нее там такой возможности какое-то время не было.

У Насти Фесиковой есть ребенок… И вот из-за пандемии ожидание, казалось бы, уже близкой Олимпиады превратилось в мучение сроком на год длиннее.

— А если бы вам в марте 2012-го сказали «Олимпиаду перенесли на 2013-й»?

— Думаю, на тот момент я бы даже обрадовался (смеется). Был уверен, что я способен выйти на форму получше, чем к тому моменту набрал. Были мысли, что я не успеваю разгрузиться. На фоне этих мыслей перенос Олимпиады меня мог даже и обрадовать (смеется). Да и подготовка в тех условиях, что у меня были… Я каждому дню радовался, работе в той команде! Но если серьезно, мысль, что отбираться нужно еще раз на следующий год, — это не так просто. Хотя, в целом, считаю, что нам может и на пользу — юниоры успели подтянуться.

Хотя, еще раз, для более опытных спортсменов такое тяжело переосмыслить. Вот эти качели «будет — не будет» заставили всех сомневаться не только в себе, а вообще в возможности планировать, будет ли вообще эта Олимпиада… Такие мысли могут выбить из колеи и выкинуть из спорта.

— Вы, как глава Федерации плавания Москвы, с какими проблемами столкнулись в пандемию?

— Я думал о том, как решить вопрос с тренировками юных спортсменов. Кандидатам в сборную были созданы условия, а для остальных — нет. В этой ситуации существует опасность, что следующее поколение будет провальным. При отсутствии юношеских соревнований, отсутствии возможности тренироваться на постоянной основе, такое может случиться. Мы решали этот вопрос.

— Климент Колесников. В чем его «фишка»?

— Климент талантливый и работоспособный. И в его ситуации нам нужно просто не мешать. Кому-то нужен кнут, кому-то пряник, а ему — нет. У них с Дмитрием Геннадьевичем Лазаревым налажено рабочее взаимодействие. Климент как пловец развивается очень правильно под присмотром своего тренера, который давно нашел к нему свой подход.

— Как обстоят дела у Вовы Морозова перед Олимпиадой?

— Когда спортсмен тренируется в другой стране, мы обязаны довериться тем специалистам, которые со спортсменом там работают. Владимир стабильно показывает хорошие результаты в суперспринте. У него всегда складывалась положительная динамика на 50 метрах кролем на длинной воде. И если для многих «полтинник» лотерея, то для него — дело принципа. Понятно, что ему подготовиться к отбору было непросто. На 100 метрах сейчас есть более сильные кандидаты для выступления на личных дистанциях. Собственно он отобрался на сотне только в эстафету. «Полтинник» остается его главной целью.

— О родной для вас «сотне» баттерфляем. Что можете сказать об Андрее Минакове?

— Мне очень нравится эта бригада — Минаков, Луговкин, с ними еще работает Лена Карпеева. Ребята молодые, сфокусированные на результат. Готовятся по передовым методикам. У них есть хорошее будущее в плане завоевания наград международного уровня. Минаков имел право подойти к чемпионату России не в полной готовности, я думаю, он сохранил тот потенциал, который будет реализован на Олимпийских играх. Думаю, у него все должно получиться.

— Новое поколение российских пловцов — какое оно?

— У них больше информации, они более коммуникабельны, больше общаются со спортсменами из других стран. Более открыты ко всему новому. Сейчас у спортсменов больше возможности заключать личные контракты, у тренеров больше свободы по составлению индивидуального плана подготовки. Все это в целом сопутствует хорошему выступлению.

— Слово «золото» стоит вслух говорить в прогнозах на Олимпиаду? Для пловцов это болезненная история.

— Да, золото ждем долго, но, боюсь, если оно и будет, хейтеры скажут «раз в год и палка стреляет» (смеется).

— Это же неправда — про «палку». Команда очень хорошего уровня и в ней многие на золото наработали. Если все сложится, это вполне реально.

— Совершенно верно. Пора. Даже при всех этих сложностях в пандемию, с которыми мы столкнулись и с которыми столкнулся весь мир, нам по силам завоевать золото.

— За результатами других отборов следили?

— У нас любят их сравнивать, но смысла особого в этом я не вижу. У нас отборы с теми же США проходят в разные сроки. Наш в апреле, у США — всегда ближе к Олимпиаде. Я считаю, что есть и в этом причина хороших результатов сборной США. Они проводят отбор ближе по срокам. У нас спортсмены проводят еще один цикл подготовки после того, как отберутся на Игры. Безусловно, можно хорошо подготовиться к Олимпиаде и после апрельского отбора, просто многим это не подходит.

— Расскажите о вашем участии в подготовке Светы Чимровой к этой Олимпиаде.

— Я полностью включен в тренировочный процесс. Светлана решила работать с голландским специалистом, который составил для нее программу. Я ее «веду», ставлю технику, занимаюсь подведением, ежедневным сопровождением тренировок в бассейне. Плюс у нее есть тренер по физподготовке. Мы выстраиваем подготовку так, чтобы ей недалеко было ездить, а иногда, когда хочется праздника и солнца, проводим тренировки в открытом бассейне.

— На этот раз команда выступает не под флагом России на Играх.

— Да, не под флагом России. Но они должны понимать, что едут выступать за страну, даже если при этом у них на экипировке стоит аббревиатура ROC. «Рок»? Ну что. Нужно, значит, «вдарить рок в этой дыре». Если серьезно, у нас есть сборная команда, она едет бороться за медали, пусть, к сожалению, не под цветами своего флага. Ребят, завоюйте медали, и пусть нашим цветом на этой Олимпиаде станет золотой.

Источник: rsport.ria.ru