Кто в тест, кто по локдаун

30

Фонд «Петербургская политика» составил рейтинг регионов по жесткости их антикоронавирусной и прививочной политики. В группу с наиболее жесткими ограничениями вошли 13 регионов. В группу с минимальными — 21 регион. Эксперты считают, что спонтанность в применении тех или иных мер для борьбы с ковидом в течение лета будет нарастать. Этому способствует отсутствие единой позиции федерального центра. По мнению эксперта, власти не хотят занимать ее в преддверии осенних выборов и пока не понимают, какие именно из региональных практик окажутся наиболее успешными.

Фонд «Петербургская политика» составил рейтинг регионов по степени жесткости принятых в них антиковидных мер и политики обязательной вакцинации. В пояснительной записке к рейтингу эксперты отмечают, что в области вакцинации населения основная ответственность легла на плечи губернаторов и территориальных подразделений Роспотребнадзора. Как поясняется в исследовании, последние несколько раз выступали в качестве «номинальных инициаторов» введения обязательной вакцинации. Эксперты отмечают, что федеральный центр «осторожно» поощряет подобные меры, но избегает однозначной солидаризации с ними, чтобы не вступать в конфликт «ни с вакцинированными, ни с «вакцино-диссидентами», ни со «свидетелями вакцины Чумакова» и другими категориями граждан».

Самые жесткие антиковидные меры эксперты фонда фиксируют в 13 регионах: в Москве, Московской области, Якутии, Бурятии, Хакасии, Карелии, Тульской, Ивановской, Калининградской, Нижегородской, Иркутской, Псковской областях и Краснодарском крае. В большинстве из них введена обязательная вакцинация для работников общепита, образования, здравоохранения, спорта и других. Например, в Нижегородской области главный санитарный врач постановил, что 60% работников из этих сфер должны получить первый компонент вакцины до 25 июля, второй — до 25 августа. Также в этих регионах действуют те или иные ограничения: не переболевшие, не вакцинированные и не имеющие отрицательного ПЦР-теста граждане не могут посещать различные заведения, кафе, фуд-корты и рестораны. В Москве, Московской области и Якутии для контроля за этим используются QR-коды. В Бурятии с 27 июня на две недели введены самые жесткие в России ограничения: приостановлена работа всех нежизненно важных предприятий, действуют ограничения для приезжих. В Краснодарском крае для заселения в гостиницы необходим сертификат о вакцинации или ПЦР-тест.

Эксперты отмечают, что в 20 регионах ограничения жестче средних. В этот перечень попали Ненецкий АО, Сахалин, Ханты-Мансийский АО, Кемеровская область, Севастополь, Крым, Хабаровский край и другие. В ряде из них власти ввели обязательную вакцинацию для отдельных категорий граждан, в других — ограничились призывом поднять уровень иммунизации населения. Власти регионов из этой категории, как правило, ограничивают доступ невакцинированных граждан на определенные мероприятия. Например, в Курской области без сертификата или отрицательного ПЦР-теста нельзя было посетить Коренскую ярмарку, проходившую с 1 по 4 июля. А в городах ХМАО Югорске и Советском для невакцинированных граждан введен режим самоизоляции. В Крыму, Севастополе и Мурманской области туристы могут заселиться в гостиницу только при наличии ПЦР-теста, сертификата о вакцинации или справки о наличии антител.

Эксперты «Петербургской политики» отнесли к территориям с ограничениями средней тяжести 22 региона. Это Санкт-Петербург, Мордовия, Чукотский автономный округ, Белгородская, Магаданская, Тюменская, Астраханская и Курганская области, Забайкальский край, Республика Алтай и другие. В некоторых из них введена выборочная обязательная вакцинация: например, в Республике Коми под нее попадают работники организаций, связанных с производством, хранением и реализацией пищевых продуктов, коммунальным, транспортным и бытовым обслуживанием населения и т. д. А в Республике Алтай среди прочих решили привить чиновников и полицейских. В Санкт-Петербурге введено требование вакцинации для 65% сотрудников госучреждений. Где-то власти, наоборот, отказываются от обязательной вакцинации. Так, в Магаданской области гражданам старше 60 лет, решившим вакцинироваться добровольно, положена премия 1 тыс. руб. Региональные власти этих регионов тоже устанавливают выборочные санитарные ограничения: где-то они касаются массовых мероприятий, а, например, в Оренбургской области предвыборные встречи разрешено проводить только на открытом воздухе.

К восьми регионам с ограничениями ниже средних эксперты отнесли Новосибирскую, Ульяновскую, Рязанскую, Владимирскую области, Алтайский, Пермский, Приморский края и Северную Осетию. В Ульяновской области вакцинацию решили поощрять: некоторые предприятия предоставляют своим сотрудникам за прививку отгулы и премии в размере 2,5 тыс. руб. Отдельно эксперты выделяют ситуацию в Приморском крае, где представители минздрава заявили, что обязательным условием допуска к работе в ряде сфер является прививка, но никаких действий к понуждению к этому не предприняли.

Самую низкую степень коронавирусных ограничений эксперты отмечают в 21 регионе — в частности, в Кабардино-Балкарии, Адыгее, Удмуртии, Архангельской, Саратовской Свердловской и Челябинской областях. В основном в этих регионах требования обязательной вакцинации отсутствуют, хотя где-то региональные власти допускают такие меры в будущем. Эксперты не смогли определиться с тем, к какой категории отнести Чеченскую Республику. Эксперты фонда фиксируют сообщения о попытках жесткого административного принуждения к вакцинации в регионе, однако региональные власти отрицают даже подобные намерения.

Эксперты «Петербургской политики» также приводят данные о доле вакцинированного населения в разных регионах с интернет-ресурса gogov.ru. Явной корреляции между положением дел в регионе и степенью введенных ограничений нет: регионы, находящиеся в первой десятке по численности вакцинированного населения, попадают в категории как с жесткими ограничениями, так и со средними. А власти Кабардино-Балкарии, находящейся на 84-м месте по этому показателю (8,87% вакцинированных), обязательную вакцинацию вводить не собираются. Пять наиболее успешных регионов по проценту вакцинированных, согласно этой статистике, Чукотский АО (34,32%), Белгородская область (32,74%), Мордовия (24,59%), Сахалин (24,37%), Москва (23,71%). Пятерка наименее успешных: Владимирская область (11,1%), Адыгея (10,95%), Северная Осетия (10,1%), Кабардино-Балкария (8,87%), Дагестан (5,19%).

6 июня пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что в ряде регионов эпидемиологическая ситуация требует достаточно оперативных, а временами и жестких мер. Он также подчеркнул, что федеральные власти не поддерживают такие меры, как закрытие границ между регионами.

Эксперты фонда предполагают, что для июля—августа «будет характерно нарастание спонтанности в принятии мер в карантинной и вакцинной политике».

Михаил Виноградов считает, что на отсутствие единой позиции федеральных властей влияют как выборы, так и нежелание федерального правительства вести разговоры о том, кто отвечает за провал вакцинации в январе—мае. Политолог Дмитрий Бадовский считает, что во время первой волны коронавируса у власти была понятная ей самой стратегия: контролировать распространение коронавируса через локдаун до появления вакцины. Сейчас же, по словам эксперта, в приоритете вакцинация, а это в условиях эпидемии по закону — вопрос регионального уровня. «Свое влияние накладывает и новый индийский штамм, опасность и поведение которого еще до конца неясны. Поэтому многие регионы действуют по принципу перестраховки»,— считает эксперт. Он полагает, что, с одной стороны, власти порой не успевают собрать общую картину и скорректировать действия региональных властей, а с другой — могут анализировать, какие именно региональные практики покажут сейчас наибольшую эффективность.

Андрей Винокуров

Источник: kommersant.ru