Офицеры секретного центра мониторинга ситуации в Карабахе пошутили о военной тайне

107

После осенней Карабахской войны Москва и Анкара при согласии Баку и Еревана договорились создать на территории Агдамского района Азербайджана совместный мониторинговый центр России и Турции. Главная его задача — следить за соблюдением режима перемирия между Арменией и Азербайджаном. Корреспондент «МК» одним из первых российских журналистов побывал в центре и увидел, как несут непростую службу российские и турецкие военнослужащие вдали от родных мест.

Точка дислокации

Российско-турецкий Центр по мониторингу за соблюдением режима перемирия на территории Карабаха был создан в соответствии с меморандумом, подписанным главами оборонных ведомств России и Турции. Появился он на территории Агдамского района Азербайджана 30 января 2021. До осенней карабахской войны 2020 года этот район, как и еще шесть соседних азербайджанских районов более 25 лет удерживались войсками непризнанной Нагорно-Карабахской республики. Сотни тысяч азербайджанских семей все это время были беженцами.

Теперь эти территории освобождены и сюда возвращается мирная жизнь.

Точка дислокации Центра мониторинга находится в восьми километрах от линии соприкосновения сторон — непризнанного Нагорного Карабаха и Азербайджана. Если же ехать туда из Баку, то время в пути составит порядка четырех часов. Быстрее, при всем желании, не добраться, нормальных дорог здесь пока что нет.

После красот азербайджанской земли, разрушенный и выжженный Карабах вызывает какое-то до боли щемящее чувство. Среди остатков зданий лишь таблички предупреждающие о том, что кругом все заминировано.

— Здесь в первую Карабахскую войну, еще в 90-е годы, шли самые ожесточенные бои, — рассказывает коллега. — Агдамский и Келибаджарский районы минами, как картошкой засеяны.

Беспилотная система контроля

О том, что перед тобой военный объект объяснять не надо. Все становится понятно при одном лишь взгляде на огороженную забором территорию, людей в форме с оружием в руках, развевающиеся на ветру флаги трёх государств.

На КПП азербайджанские военные просят предоставить документы и, лишь после проверки, разрешают зайти вовнутрь. Как позже рассказал один из российских офицеров, безопасность объекта площадью около 4 гектаров и обеспечение жизнедеятельности центра возложена именно на плечи азербайджанской армии.

— Штаб совместного центра сформирован на паритетной основе, в нем представлено равнозначное количество представителей от каждой стороны, — перед началом знакомства с самим центром рассказал комендант. — Служебные и бытовые помещения построены на открытой площадке, по модульному принципу, и оснащены всем необходимым для службы и отдыха.

В штабе работа не прекращается ни днем, ни ночью. По правую сторону от входа в два ряда друг напротив друга, пристально вглядываясь в мониторы компьютеров, сидят офицеры. С одной стороны российские, с другой — турецкие. На экранах телевизоров, установленных над их головами, «родные» новостные каналы.

Офицеры секретного центра мониторинга ситуации в Карабахе пошутили о военной тайне

В комнатах командиров, а их как не сложно догадаться, тоже двое, на стенах портреты политических и военных лидеров России и Турции.

Представители центра просят нас ускориться. Отвлекаться военнослужащим на посторонних людей никак нельзя, ведь поставленные задачи требуют повышенной внимательности.

— За чем следят специалисты центра? — спрашиваю у одного из российских офицеров.

— За соблюдением режима прекращения огня на территории Карабаха, — отвечает капитан. — С помощью современных технических средств, в том числе и беспилотников. Вся информация выводится на мониторы компьютеров и отслеживается дежурной сменой.

Именно дежурная смена мониторингового центра и принимает решение, как поступить в ситуации, когда перемирие нарушается. В этом вопросе полномочия у командования широкие. К примеру, можно обратиться к командованию российских миротворцев или по прямой линии выйти на оборонные ведомства Армении и Азербайджана в Ереване и Баку.

— Были за время время работы центра какие-то прецеденты?

— Были, но ничего значительного.

— А что было? — аккуратно интересуюсь у собеседника.

— А это уже военная тайна, — отшучивается офицер.

Военный быт

После рабочей атмосферы мониторингового центра погружаемся в бытовые вопросы. Жилые модули тоже имеют четкое деление, с одной стороны разместились российские специалисты, с другой турецкие коллеги. Но это, пожалуй, единственное различие, так как — что снаружи, что внутри они абсолютно идентичны между собой.

В двухкомнатном строении живут по четыре человека. Места, конечно, не много, но все необходимое есть.

В шестимесячные командировки в центр мониторинга направляются только профессиональные военные специалисты, готовые стойко переносить самые спартанские условия.

— За территорию можно выходить в свободное время? — интересуюсь я. — В город, например съездить погулять?

— Нет. Центр расположен достаточно далеко от населенных пунктов, поэтому такие поездки не предусмотрены.

И на самом деле, как рассказали сами военные, некоторые из них за несколько месяцев службы даже ни разу не были в столице Азербайджана.

Офицеры секретного центра мониторинга ситуации в Карабахе пошутили о военной тайне

— А чем же себя занять в свободное время?

— Спортом, — не раздумывая отвечает офицер, — Все условия для этого есть. Тренажерный зал, уличная площадка для волейбола и футбола. Соревнования периодически устраиваем с зарубежными коллегами, даже шахматные турниры проводим.

К слову, тренажерных залов на территории центра два. Все по тому же принципу деления.

К решению бытовых вопросов тоже подошли по-армейски, все без отрыва от службы. Здесь тебе и парикмахерская, и мини-ателье, и прачечная по-соседству.

Несущественные проблемы по здоровью военнослужащих центра решаются на месте. В медицинском кабинете два врача. Хотя, как признались сами последователи Гиппократа, пациентов они не делят. Если кому нужна помощь — всегда окажут.

К счастью, за время существования центра, серьезных недугов у военных не было.

Есть место, где и о душе можно подумать в свободное от служебных задач время. Молитвенные комнаты для православных и для мусульман размещаются отдельно.

— Проходите в столовую, — прерывает расспросы журналистов командный голос одного из офицеров.

Оказывается, вот так незаметно время приблизилось к обеду.

На жаре есть, конечно, совсем не хотелось, а вот посмотреть, как кормят военнослужащих в удалённых от цивилизации условиях, было весьма любопытно.

— На кухне работают азербайджанские повара, — рассказал по дороге в столовую офицер. — Национальные блюда часто готовят — русские, турецкие, свои местные, конечно же. Всегда разнообразно и вкусно.

— Тяжело наверно служить вдали от дома, даже несмотря на хорошие условия? — любопытствую я.

— Все же от человека зависит, — делится офицер, — Один легко разлуку с родными переносит, другой переживает. Но это служба и надо помнить, что ты давал присягу. Поэтому все эмоции вторичны. Тем более есть возможность и позвонить домой, и по интернету связаться.

— А вы после этой командировки хотели бы еще раз сюда попасть?

— Вот как будет полгода на исходе, тогда и смогу ответить на ваш вопрос, — смеется в ответ офицер. — Пока что я здесь всего три месяца.

Офицеры секретного центра мониторинга ситуации в Карабахе пошутили о военной тайне

***

Наш автобус, раскачиваясь на дороге, все дальше удалялся от Центра. Через некоторое время он полностью скрылся из вида.

И вновь за окном — разруха и минные поля. Но, может, и сюда скоро вернется нормальная жизнь. По крайней мере, сотрудники российско-турецкого мониторингового центра все для этого делают.

Источник: www.mk.ru