По всей правильности футбола

32

Воскресный финал чемпионата Европы на лондонском стадионе Wembley свел две сборные, про каждую из которых можно сказать, что она честно заслужила даже не просто участие в нем, а именно победу. А выбрать того, кто к ней ближе, невероятно трудно. Аргументов в пользу англичан и итальянцев примерно поровну, и все они очень зыбкие.

Это тот редчайший случай, когда ни про одного из участников финала топового турнира не скажешь, что его появление в таком матче хотя бы легкое надругательство над справедливостью в ее общедоступном, что ли, понимании, обычное в действительности для футбола дело. Лондонский финал какой-то жутко правильный, правильнее не придумаешь.

Обе сборные, в него попавшие, избавлялись от «лузерского» бэкграунда: у англичан, не добивавшихся возможности бороться за престижные титулы 55 лет, с чемпионата мира 1966 года,— безумно длинного, у итальянцев, титул в эти полвека бравших нередко, но пролетевших мимо предыдущего трехлетней давности мирового первенства,— покороче. И весь турнир обе команды показывали, как глубока была эта непростая работа и как хороши результаты кадровой и стилистической перестройки. Обе прошли весь турнир целиком и полностью без явных срывов, не прибегая к помощи счастливых обстоятельств и совпадений вроде тех, что пять лет назад позволили взять континентальный титул набравшим в группе три очка португальцам. Ну почти не прибегая: сборной Италии в полуфинале чуть-чуть помогла незадачливость испанцев в серии пенальти, а сборной Англии — не самый очевидный одиннадцатиметровый в овертайме в датские ворота. Но это, как ни крути, минимальная помощь, тезис о честности не отменяющая. И обе сборные, разумеется, уверены в том, что заслужили стоящее на кону в воскресном матче звание. Представить какую-нибудь из них рефлексирующей по поводу своего взлета просто невозможно. Зато легко представить себе спор поклонников двух сборных, в котором английские аргументы бьют итальянские, а итальянские — английские.

Тот, кто небезразличен к сборной Англии, конечно, скажет, что фактор своего поля, шесть десятков тысяч ревущих глоток ее фанатов на трибунах легендарного стадиона — это не ерунда. Но помимо него есть ведь еще впечатления от свежих игр команд. Разве можно отрицать, что по дистанции play-off англичане промаршировали поубедительнее — никаких перестрелок с пенальти, в том чисел в матче с немцами, в овертайм заползли лишь однажды? А у итальянцев — два овертайма, в том числе с неказистыми австрийцами, и та самая лотерейная перестрелка с испанцами. Они-то повисели над пропастью на тоненькой ниточке.

На это тот, кому мила сборная Италии, возразит, что сравнение глупое, потому что она, перед тем как очутиться в финале, справилась не с украинцами и датчанами, а с бельгийцами и испанцами, то есть с командами, в которых все точно так же видели реальных претендентов на титул. С последними повисеть на ниточке, тем более только что потеряв важнейшего флангового игрока Леонардо Спинаццолу, незазорно. И в конце концов такую мясорубку проходить перед финалом полезно.

Поклонник англичан после этого заметит, что дело не только в формальных результатах, а еще, например, в скрытых резервах, которые все время извлекала на свет из тайника его команда, на разгоне скучноватая, восхищающая лишь прочностью обороны, а в play-off раскрашивающая игру новыми, атакующими красками — перемещениями Гарри Кейна, отрезками настоящего давления. У сборной Италии же все более или менее стабильно. Чем она может удивить?

В ответ ему прилетит совет послушать интервью BBC бывшего тренера английской сборной Роя Ходжсона, потрудившегося в свое время и в высшем итальянском дивизионе — с «Интером», с «Удинезе». В нем Ходжсон как раз рассуждает о том, что соперники могут здорово ошарашить англичан, например, прессингом в исполнении «верхней» шестерки футболистов. С чем-то настолько же агрессивным сборной Англии сталкиваться еще не доводилось. Она привыкла к тому, что выходит из обороны более или менее свободно. Тут же никакой свободы ей не светит.

Упрямый английский фанат вытащит из кармана еще один козырь, который, не исключено, будет представляться ему чуть ли не тузом. В финале, венчающем турнир с плотнейшим графиком, безусловный плюс — это свежесть. А теперь пересмотрите английский полуфинал против датчан. В концовке основного времени и все дополнительное те еле передвигали ноги, а сборная Англии, хотя и не торопилась с заменами, была бодрой, словно только что вышла на поле. Значит, не зря тренер Гарет Саутгейт применял такую энергичную ротацию.

По всей правильности футбола

Тренер сборной Италии Роберто Манчини

Фото: Mike Hewitt, Reuters

Его собеседник усмехнется. Свежесть? Да большой вопрос, у кого с ней лучше. Вообще-то итальянская — тренера Роберто Манчини — ротация во время турнира по крайней мере формально была помасштабнее, смотрите статистику. У сборной Италии в матчах чемпионата выступили 25 игроков, у англичан — 21. Всего четверо итальянцев сыграли во всех без исключения шести встречах, в сборной Англии таких шестеро. И полуфинал итальянской команды состоялся на день раньше английского.

А уж если вы хотите и дальше бросаться сомнительными аргументами, то вот вам такой. Как вы думаете, сколько побед в последних восьми матчах между этими двумя сборными одержали англичане? Да всего одну, и ту в 2012 году в товарищеской игре. А в официальных — верх брала только сборная Италии. В том же 2012 году она одолела англичан в серии пенальти в четвертьфинале чемпионата Европы, в 2014-м — на групповом этапе чемпионата мира. Удобный для итальянцев соперник.

После этого улыбнется болельщик англичан. Какой толк в этих цифрах, если поражения состоялись довольно давно, еще до перестройки? Теперь ведь все по-новому: новые сборные, новая игра. И расклад, который, вообще-то, сулит в воскресенье ничью, хотя ее в этом финале вопреки принципам справедливости в общедоступном ее понимании не будет. Все-таки речь идет о футболе.

Алексей Доспехов

Источник: kommersant.ru