Тегерану пригрозили резолюцией

23

На фоне растущей неопределенности вокруг судьбы иранской ядерной программы в Москву прибыл спецпосланник США по Ирану Роберт Малли. Его консультации в российской столице предшествуют парижской встрече господина Малли с представителями «евротройки» (Франция, Великобритания, Германия). Они планируют обсудить проект резолюции с осуждением Ирана за его деятельность в ядерной сфере. По данным МАГАТЭ, Тегеран за три месяца увеличил запасы обогащенного до 60% урана примерно в четыре раза. Россия от участия в парижской встрече отказалась.

В среду в Москве начались консультации со спецпосланником США по Ирану Робертом Малли, посвященные ядерной программе Ирана и, как отметили в Госдепартаменте, «необходимости быстрого достижения и реализации договоренности о взаимном возвращении к соблюдению Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД)». Со своей стороны, замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков отметил в интервью ТАСС, что консультации планировались «достаточно долгое время для того, чтобы обсудить всю ситуацию и заглянуть вперед». «Проблем много, и, откровенно говоря, сейчас один из тех моментов, когда крайне важно не ошибиться»,— сказал он.

Напомним, что СВПД был подписан в 2015 году между Ираном и пятью членами Совбеза ООН и Германией. Тогда в обмен на пошаговое снятие санкций Иран согласился на ограничение своей ядерной программы. В 2018 году тогдашний президент США Дональд Трамп в одностороннем порядке вышел из СВПД и возобновил действие антииранских санкций. Спустя год Иран также начал постепенный отказ от положений СВПД. Среди последних шагов Тегерана — ограничение доступа инспекторов МАГАТЭ к ядерным объектам, а также отказ от предоставления им доступа к расположенным там видеокамерам. Иран угрожал удалить сделанные в последние месяцы видеозаписи, если начатые в апреле консультации в Вене о возвращении Вашингтона и Тегерана к СВПД не приведут к результату. Последний, шестой раунд переговоров в Вене состоялся в июне. Стороны так и не смогли прийти к компромиссу по вопросу отмены антииранских санкций. В итоге было решено дождаться результатов выборов президента Ирана и формирования нового кабинета министров. В конце августа иранское правительство наконец приступило к работе, однако сигнала из Тегерана о возобновлении консультаций по СВПД так и не поступило. Еще 5 августа в ходе церемонии инаугурации избранный президент Ирана Эбрахим Раиси заявил, что поручил включить переговоры по СВПД в «рабочий план». При этом он подчеркнул, что их цель — отмена санкций против иранского народа и разговор «под давлением» успеха иметь не будет. Однако за время транзита власти в Иране ситуация вокруг этой страны накалилась.

Во вторник агентства Bloomberg и Reuters опубликовали утечки из ежеквартального отчета МАГАТЭ. В нем отмечается, что за последние три месяца Иран увеличил запасы обогащенного до 60% урана примерно в четыре раза — с 2,4 кг до 10 кг, а запас обогащенного до 20% урана вырос с 63 кг до 84 кг.

В МАГАТЭ также выразили озабоченность, что Иран по-прежнему не дает объяснения следам урана, обнаруженным в прошлом году на нескольких объектах, которые официально не декларировались Тегераном в качестве ядерных. Но главная проблема, требующая срочного решения,— получение доступа инспекторов агентства к мониторинговому оборудованию для замены карт памяти, чтобы избежать пробелов в наблюдении за производством центрифуг, которые используются для обогащения урана. Отмечается, что МАГАТЭ должно получать доступ к оборудованию каждые три месяца, однако с 25 мая такой возможности не было. МАГАТЭ также выразило обеспокоенность в связи с пропажей оборудования для наблюдения на объекте в Карадже, где ранее было производство центрифуг, после произошедшего там в июне «таинственного взрыва». Тогда иранские власти назвали инцидент диверсией.

Президент Раиси оперативно прокомментировал доклад МАГАТЭ. «Серьезное сотрудничество Исламской Республики Иран с Международным агентством по атомной энергии — яркий пример готовности Ирана быть прозрачным в своей ядерной деятельности»,— сказал он в телефонной беседе с главой Европейского совета Шарлем Мишелем. «Конечно, если у МАГАТЭ неконструктивный подход, неразумно ожидать конструктивного ответа от Ирана. Более того, неконструктивные действия нарушают переговорный процесс»,— добавил он.

Утечки из доклада МАГАТЭ появились накануне встречи Роберта Малли с представителями «евротройки» в Париже, где будет обсуждаться вопрос, стоит ли выносить на голосование в МАГАТЭ резолюцию с осуждением Ирана. Ранее Тегеран обещал пересмотреть отношения с агентством, если Совет управляющих МАГАТЭ одобрит антииранскую резолюцию. По данным газеты The Wall Street Journal, Россию также приглашали принять участие во встрече, но она отказалась. В итоге господин Малли сам приехал на встречу с российскими коллегами.

В Москве предпочитают вести диалог с Ираном непублично, рекомендуя ему скорее возобновить если не переговоры в Вене, то хотя бы диалог с МАГАТЭ, в том числе согласиться на давно запрашиваемый визит в Тегеран главы агентства Рафаэля Гросси. Однако принятие резолюций с осуждением Ирана власти РФ считают контрпродуктивным.

«Я обеспокоен сигналами, которые доносятся не только из Вашингтона, но и из других столиц западных стран—участниц переговорного процесса в Вене по восстановлению СВПД, что сейчас необходимо принимать некие политические «меры воздействия» на Тегеран. Это ошибочная логика»,— заявил Сергей Рябков ТАСС. Дипломат подчеркнул, что резолюция Совета управляющих МАГАТЭ с осуждением Ирана может «подорвать шансы на скорое возобновление переговоров». По словам Сергея Рябкова, нужно дождаться окончания транзита власти в Иране и формирования новой переговорной команды. В то же время замглавы МИД РФ признал, что «пауза затягивается и это нехорошо». В интервью «РИА Новости» он указал на то, что, несмотря на развитие иранской ядерной программы, этот процесс носит «обратимый характер» и для этого нужно как можно скорее вернуться к переговорам в Вене.

«В принципе наработка любого количества обогащенного урана обратима. Указаний на то, что Иран планирует сделать из него ядерное оружие, по-прежнему нет, так что, как и в 2015 году, в случае достижения договоренности излишки можно вывезти из страны или смешать с низкообогащенным ураном»,— сказал “Ъ” старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Андрей Баклицкий. По его словам, иранские запасы все еще находятся ниже «красной черты», за пересечение которой премьер-министр Израиля Нетаньяху угрожал военным ударом в 2012 году. «С другой стороны, Тегеран очевидно пытается выйти на переговоры с США с позиции силы. Но масштаб накапливающихся противоречий может вызвать жесткую реакцию США и стран Запада и похоронить надежды на восстановление СВПД»,— добавил он.

США и Израиль действительно теряют терпение.

Как заявил президент Джо Байден на состоявшейся в конце августа встрече с премьер-министром Израиля Нафтали Беннетом, сейчас в иранском вопросе Вашингтон отдает предпочтение дипломатическому подходу. «Но если дипломатия провалится, мы готовы обратиться к другим вариантам»,— сказал он. А господин Беннет представил в Вашингтоне свою стратегию борьбы с «иранской угрозой». Как отметил сайт Axios, она предполагает комбинацию действий на военном и дипломатическом фронтах. Израильский премьер сравнил противостояние своей страны с Тегераном с отношениями между США и СССР во времена холодной войны. «Иран — это Советский Союз с его коррумпированным и разлагающимся режимом»,— сказал он. Одновременно с этим министр обороны Израиля Бени Ганц в ходе беседы с иностранными дипломатами в прошлом месяце не исключил, что Израилю придется предпринять военные действия против Ирана, так как, по подсчетам израильтян, осталось всего два месяца до того момента, как Тегеран получит материалы, необходимые для создания ядерного оружия.

Марианна Беленькая, Елена Черненко

Источник: kommersant.ru