Все поставки ведут в Дамаск

30

Как доставлять гуманитарную помощь в Сирию — через Дамаск или в том числе через контролируемые оппозицией приграничные районы? Эта тема стала одной из главных на стартовавших в среду двухдневных консультациях высокого уровня в Нур-Султане. ООН и западные страны настаивают на продлении и расширении действующего трансграничного механизма поставок. Но Москва требует его свернуть — в целях борьбы с потоками контрабанды и укрепления авторитета власти в Дамаске. Россия настаивает, что плачевная гуманитарная ситуация в Сирии связана с западными санкциями, а не с закрытием КПП на границе.

«Мы хотим отправить четкий сигнал мировому сообществу с тем, чтобы прекратить политику максимального давления на Сирию и коллективного наказания сирийского народа и приступить к стабилизационным мероприятиям и восстановлению экономики Сирии, что, как мы уверены, облегчит страдания сирийцев»,— заявил спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев, анонсируя повестку открывшихся в Нур-Султане двухдневных переговоров в «астанинском формате». Он подразумевает обсуждение ситуации в Сирии между делегациями правительства и вооруженной оппозицией при посредничестве России, Турции и Ирана. В ходе этих встреч три посредника также сверяют свои позиции.

В этот раз в центре внимания переговоров оказался вопрос о продлении разработанного ООН в 2014 году механизма доставки гуманитарных и медицинских грузов в Сирию. До 2020 года гуманитарные учреждения ООН и их партнеры могли пользоваться четырьмя пограничными пунктами пропуска — «Баб-эс-Салям» и «Баб-эль-Хава» на границе с Турцией, «Аль-Ярубия» на границе с Ираком и «Аль-Рамта» на границе с Иорданией. По мере того как сирийская армия стала устанавливать контроль за все большей территорией, Дамаск и Москва стали выступать за сворачивание работы погранпереходов. В январе 2020 года после долгих дискуссий Совбез ООН продлил на полгода работу двух КПП на турецкой границе. Однако споры на этом не закончились.

Прошлым летом СБ ООН понадобилось пять попыток, чтобы продлить срок действия механизма о трансграничной гуманитарной помощи (ТГМ).

Россия и Китай дважды накладывали вето на проект резолюции о продлении, предложенный Германией и Бельгией. В свою очередь, российский вариант резолюции дважды не смог набрать большинства в Совбезе. В итоге компромиссный вариант оставил открытым на год лишь один КПП — «Баб-эль-Хава», через который гуманитарные товары попадают из Турции в Идлиб. 10 июля срок действия этой резолюции истекает.

Гуманитарные организации бьют тревогу. По данным ООН, в Сирии в помощи нуждаются 13,4 млн человек. Запад лоббирует продление механизма ТГМ. Россия же считает, что поставки должны идти только через Дамаск. Если компромисс не будет найден, сирийцы останутся с минимумом международной помощи.

«Мы видим, что нужды сирийцев столь огромны, что любая дополнительная поддержка к тому, что мы делаем, может только приветствоваться ради людей, которые живут в ужасающих условиях»,— сказал в интервью “Ъ” вице-президент Международного комитета Красного Креста Жиль Карбонье. В свою очередь, глава миссии в Сирии организации «Врачи без границ» Франциско Отеро сказал “Ъ”, что в случае свертывания ТГМ около 4 млн человек на северо-западе страны рискуют потерять доступ к крайне необходимой гуманитарной и медицинской помощи, так как ее объемы будут сокращены, а доставка потребует большего времени. По его словам, в январе 2020 года «Врачи без границ» уже были свидетелями, как «закрытие КПП «Аль-Ярубия» способствовало дальнейшему сокращению гуманитарного пространства на северо-востоке Сирии». По его словам, гуманитарные конвои из Дамаска не попадают в Идлиб и другие районы на северо-востоке страны.

С этим категорически не согласен постпред РФ при ООН Василий Небензя. В ходе одного из заседаний Совбеза он сослался на слова работающих в Сирии представителей ООН: отлаженный после закрытия КПП «Аль-Ярубия» механизм поставок через линии соприкосновения позволил увеличить доставку помощи на северо-восток Сирии, и имеются все возможности для дальнейшего расширения операции. В Москве также не раз отмечали, что в Дамаске уже давно сформирован конвой, готовый отправить помощь в Идлиб, но он не может туда попасть из-за позиции сил, контролирующих этот регион, тогда как из Турции гуманитарный груз пропускают без проблем. В частности, об этом в Нур-Султане напомнил Александр Лаврентьев, подчеркнув, что вопрос Идлиба политизирован, а в целом ТГМ — это анахронизм.

Еще в конце июня Ирландия и Норвегия предложили резолюцию, которая бы продлила на год работу КПП «Баб-эль-Хава», а также возобновила работу КПП «Аль-Ярубия» на сирийско-иракской границе, то есть в зоне, которую контролируют международная коалиция во главе с США и отряды «Демократических сил Сирии». При этом Вашингтон и Лондон продолжали настаивать еще и на открытии перехода «Баб-эс-Салям» на северо-востоке Сирии. Позицию Лондона и Вашингтона поддерживает и генсек ООН Антониу Гутерриш. Он подчеркнул, что помощь через линии соприкосновения «никогда не сможет заместить трансграничную доставку».

Москва с таким подходом категорически не согласна. «Это как нам читать или переводить? Это означает, что ТГМ остается навечно?» — удивился словам генсека Василий Небензя. И год назад, и сейчас позиция РФ неизменна: поставки помощи должны осуществляться через Дамаск — в противном случае это будет нарушением суверенитета Сирии и угрозой для единства страны. Россия подозревает Запад в том, что он хочет отрезать от Дамаска территорию на северо-востоке, создав там лучшие условия жизни, чем в районах под контролем центральных властей. Москва ранее также неоднократно обращала внимание на возможную контрабанду оружия под видом помощи.

Российские дипломаты подчеркивают, что гуманитарные проблемы Сирии связаны с западными санкциями и отказом Запада выделять средства на восстановление районов, которые находятся под контролем президента Асада. «Если мы все беспокоимся о гуманитарных проблемах сирийского народа, то надо смотреть на весь комплекс причин, по которым они возникли»,— сказал в конце июня по итогам переговоров в Анкаре глава МИД РФ Сергей Лавров. О негативном влиянии санкций на оказание помощи сирийцам говорят и представители многих гуманитарных организаций, работающих в Сирии.

Посол России в США Анатолий Антонов в интервью агентству Bloomberg в среду выразил уверенность, что представители РФ и США в Совбезе ООН все же смогут найти компромисс в вопросе механизма трансграничной помощи. «Давайте дадим возможность поработать нашим командам, и я уверен, что они смогут найти компромисс, который будет удовлетворять интересы и России, и США, а также интересы самих сирийцев и беженцев»,— сказал он.

Марианна Беленькая

Источник: kommersant.ru